Ответ Мутабар Таджибаевой, немецскому медиа DEUTSCHE WELLE, которые они не отважились публиковать!

Журналист DW Михаил Бушуев (Mikhail Bushuevпосле разбирательства фиктивных материалов на сайте DW, решил взять интервью, по поводу диалога с Правительством Узбекистана со мной 11 декабря 2018 года.
 
Но DW не решились публиковать правдивыe информацию, потому что они привыкли публиковать искаженные, неправдивые материалы.
 
Именно по этой причине мы вынуждены были опубликовать это интервью на своих сайтах и сайтах партнеров.
 
 
ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ DEUTSCHE WELLE
 
Deutsche Welle: Ваша поездка в Ташкент отменена или перенесена?
 

Мутабар Таджибаева: С 7 октября мы с представителями правительства Узбекистана ведем переговоры по поводу диалога. Ночью 9 октября, по ташкентскому времени, в 04 часа, с адвокатом из Ташкента мы подписали контракт.

Именно в этот день адвокат зарегистрировал в Администрации Президента Республики Узбекистан и обнародовал заявление «Мутабар Таджибаевой: Господин Президент призываем Вас начать диалог с нами!», под № 52029 рр/18, № оператора devon.qabul7. которое было опубликовано на сайте нашей организации: 

Те проблемы, которые мы поднимали в своем заявлении, разные структуры в Правительстве Узбекистана взяли на контроль и они решаются.

Наша поездка в Ташкент не отменена, а перенесена. Потому что 20 ноября я попала больницу, а 26 ноября перенесла операцию на сердце, и выписана из больницы только 3 декабря.Поэтому у меня не было возможности оформления документации. Кроме этого, сейчас у меня во Франции статус политической беженки, и если с таким статусом я поеду в Узбекистан, у меня появится проблема потери статуса.

Представители международных организаций (FIDH) так же советовали мне не рисковать с потерей статуса. Потому что мне очень важно, чтобы я не потеряла медицинское обслуживание во Франции... В Узбекистане я не смогу получать квалифицированные медицинские услуги такого качества, как во Франции. Кроме того, во Франции живут моя дочь со своей семьей, я не могу оставить своих внуков и внучков одних.

Deutsche Welle: Получили ли вы приглашение со стороны властей для нового визита?

М.Таджибаева: Представители Правительства Узбекистана постоянно связываются со мной и хотят уточнить, когда мы сможем выехать в Узбекистан.

Например, в субботу, 8 декабря, консул Посольства Узбекистана Хамиджон Хошимов позвонил мне и пригласил в посольство Узбекистана в Париже, так как получил из Ташкента поручение оформить на меня одномесячную визу. Я поговорила с консулом и объяснила свою ситуацию. Консул обещал, что обсудит эту тему с представителями Правительства Узбекистана.

Deutsche Welle: Если встреча состоится, то кого вы будете представлять на встрече, кроме вашей организации?

М.Таджибаева: Мы, члены-активисты и сторонники Международной Правозащитной Организации «Клуб Пламенных Сердец», представители разных сфер: общественные деятели, политики, журналисты, правозащитники, экономисты, бизнесмены, юристы, простые трудовые мигранты, беженцы, живущие в разных странах, Общественные организации, входящие в состав Координационного совета гражданского общества Узбекистана «Альтернативный Узбекистан», а также наши партнерские организации, гражданские активисты, проживающие в разных странах мира, небезразличные к ситуации с правами человека в Узбекистане, постепенно совместно поднимаем острые проблемы нарушения прав человека в Узбекистане.

Мы совместно делаем заявления, обращения. Например, сразу после смерти Ислама Каримова создали Общественный Совет «Служба Отечеству», в начале 2018 года Общественный Совет «Реабилитация».

Те проблемы, которые мы поднимаем после смерти Ислама Каримова, принимаются во внимание, и примерно 60 – 70 процентов наших требований уже выполнились или принимаются к исполнению. 

Мы, со времен Ислама Каримова постоянно поднимаем острые темы с требованиями, такими как: реабилитация жертв политических насилий и репрессий, создание специальной правительственной комиссии с участием активистов гражданского общества Узбекистана по реабилитации жертв диктаторского режима, проведение конструктивного диалога с представителями гражданского общества Узбекистана.

В наших рядах нет места коррупционерам, радикалам и пропагандистам насилия…

Остальные все, кто желает, чтобы Узбекистан был страной демократии и свободы слова, МЫ - ОДНА КОМАНДА!

Deutsche Welle: Какие еще правозащитные или политические движения уполномочили вас говорить с властями?

М.Таджибаева: Я считаю этот ваш вопрос провокационным, и показывающим вашу некомпетентность в вопросах деятельности правозащитников. 

Первое – правозащитная деятельность не должна иметь никакой политической окраски, правозащитники осуществляют свою деятельность исключительно в поле прав человека;

Второе – уполномочил меня предложить диалог с правительством, мой долг перед людьми, права которых систематически нарушаются;

Третье – с властями Узбекистана хотели вести диалог многие группы… их кто-то уполномочил?

Правительство Узбекистана выбрало меня и моих коллег, то есть тех, кто не преследует корыстных целей, тех, для кого понятие ПРАВА ЧЕЛОВЕКА не стали товаром, или разменной монетой, а жизнь человека имеет высшую ценность… 

А теперь, я вам перечислю еще ряд причин, которые могли повлиять на выбор Правительства Узбекистана:

1. В 2004 году от имени правительства Соединенного Королевства, посольство этой страны в Узбекистане выдвинуло мою кандидатуру на Нобелевскую премию мира, в апреле 2005 года я стала Номинантом, а также членом Международной организация "1000 peace women across the globe" («1000 женщин за мир»), объединившую тысячу женщин-борцов за мир и номинирующая их на Нобелевскую премию мира. 

Этих мужественных женщин всего мира, выбрали как символ для всех женщин в мире, работающих для обеспечения безопасности человека, а также для достойного и справедливого будущего.

2. 15 мая 2008 года, я, будучи в заключении, стала лауреатом премии в области защиты прав человека имени Мартина Энналса. «за внесение весомого вклада в движение по защите прав человека, за проявленную стойкость в особо чрезвычайных ситуациях, за смелость в борьбе против нарушения прав человека в своей стране».

3. В тот же день международные блогеры, пишущие на тему прав человека, объявили список десяти женщин всего мира, обладательниц звания “Женщина-герой по правам человека”, которые сыграли значительную роль в сфере защиты прав человека, в который была включена я.

4. Моего освобождения добились лишь 2 июня, когда в Узбекистан прибыл помощник Государственного секретаря США по делам Южной и Центральной Азии — Ричард Баучер, и приуроченное к его приезду мое освобождение, стало показательным примером якобы улучшающейся ситуации с правами человека в этой республике. Ведь именно благодаря моему освобождению были сняты санкции Евросоюза с Узбекистана.

5. 10 декабря 2008 года, в день 60-летия Всемирной декларации прав человека, мне была вручена высшая награда Франции "Liberté, Égalité, Fraternité" («Свобода, равенство, братство»), которая вручается Национальной консультативной комиссией по правам человека в области защиты прав человека «за мужественную борьбу и отвагу на пути уменьшения насилия и установления справедливости в особо трудных и сложных условиях». Этой премии удостаиваются люди, достигшие ощутимых результатов и проявившие героизм в борьбе за права человека, независимо от страны их проживания и национальности. Кандидаты на присуждение премии определяются Сенатом Франции.

6. 1 марта 2009 года Хиллари Клинтон и Мишель Обама вручили мне премию Гос Департамента США «Отважная женщина» ("International Women of Courage Award"), вручаемую самым смелым, принципиальным и бесстрашным женщинам мира за их вклад в защиту прав человека и за достижения в движении феминизма.

Я удостоена была этой высокой награды «за защиту ценностей прав человека и демократии в Узбекистане и за распространение идей социальной справедливости, верховенства закона, а также за лидерство в борьбе за эти идеи, за смелость в требовании и обеспечении ответственности органов государственного управления, за верность своим идеалам, за стойкость и за бесстрашие, за борьбу в опасных для жизни условиях».

7. Диктаторский режим Каримова в Узбекистане организовал на самом высоком уровне террор против меня. Как пишет «WikiLeaks», узбекский президент Ислам Каримов выразил недовольство по поводу решения США о присвоении мне премии.

Каримов, пишет «WikiLeaks», казался особенно рассерженным тем, что я смогу стать его политическим оппонентом и бросить ему вызов.

 

8. В августе 2011 года я стала обладателем звании «Влиятельная женщина Центральной Азии».

9. 3 мая 2014 года Международная организация по защите прессы «Репортёры без границ» опубликовала список «100 героев информации», которые ради профессиональных идеалов рискуют собственной безопасностью, а иногда и жизнью. Согласно этому списку, я стала одной из героев информации.

10. В ноябре 2014 года организация АСАТ-France в Париже внесла меня в список 40 борцов (40 PORTRAITS AU SERVICE DE LA DIGNITÉ HUMAINE), которые активно борются против пыток во всем мире.

11. На сороковую годовщину АСАТ-France присудили первую международную награду «Engel – du Tertre» мне и МПО «Клуб Пламенных Сердец», который я возглавляю.

15 ноября 2014 года в Париже проводилась церемония вручения награды мне «Engel – duTertre» в знак признания моей работы в области противодействия пыткам в Узбекистане, за то, что на протяжении более двадцати лет я продолжаю активно бороться с нарушениями прав человека в Узбекистане.

12. В августе 2009 года я стала членом Международного Совета Human Rights Foundation.

 

13. В начале 2010 года стала членом международной организации «Фронтлайн».

14. В августе 2011 года МПО «Клуб Пламенных Сердец» который я создала и возглавляю стала членом Всемирного Альянса за ГУ “СИВИКУС''.

15. В августе 2013 года МПО «Клуб Пламенных Сердец» стал членом FIDH.

Я думаю этих причин достаточно, чтобы Правительство Узбекистана выбрало именно меня для начала диалога.

Диалог начался только со мной и моими коллегами, по той причине, что Правительство Узбекистана знает, у нас есть сплоченная команда, которая ради Узбекского народа готова к серьезной и конструктивной работе.

Значит диалог будет со всеми активистами, с которыми мы тесно сотрудничаем. Именно поэтому, когда Представители Правительства предлагали мне начать диалог, основная часть гражданского общества Узбекистана радовалась и поддерживала меня, поздравляя с победой.

25 ноября Президент Шавкат Мирзияев подписал Постановление «О мерах по дальнейшему совершенствованию государственной политики Республики Узбекистан в сфере сотрудничества с соотечественниками, проживающими за рубежом».

Но, на день раньше, 24 ноября в проправительственной прессе Узбекистана «Адабиёт» начали публиковать мою историю, в которой указали, что долгие годы меня обвиняли в том, что я враг народа, сегодня стало очевидным то, что я была героем узбекского народа, а чиновники, обвинявшие меня, сами оказались врагами народа. Это ещё раз доказывает, что наш диалог уже в действие.

Deutsche Welle: Вам известно, ведут ли власти Узбекистана с кем-то еще, кроме вас, переговоры и попытки наладить отношения?

М.Таджибаева: 6 ноября, за 3 дня до Парижского суда на вашем сайте опубликована статья «Как президент Узбекистана рассердился на чиновников из-за фотографии»

Цитирую:

"…К примеру, во время пикета, который AHRCA и несколько политэмигрантов проводили в Париже, когда там 8-9 октября был Шавкат Мирзияев, на аккаунт одной из участниц, приехавшей из Швеции, поступило сообщение от представителя посольства Узбекистана в Париже. Там было сказано, что власти готовы вступить с политэмигрантами в диалог, предложено выслать наши требования, и указано, что когда будет назначен день, тогда с нами сядут за стол переговоров.

Мы свой документ подготовили, и в ближайшее время он будет передан властям. Но все участники с нашей стороны имеют статус беженца, не предусматривающий каких-либо возможностей контакта с дипмиссиями или другими органами власти Узбекистана. О каких переговорах идет речь?", - задает вопрос Атаева...»

Конец цитата.

Я с уверенностью могу сказать, что на вашем сайте опубликована наглая ложь.

Правительство Узбекистана кроме нашей команды ни с кем не ведёт переговоры, чтобы наладить отношения. Кроме того, представители посольства Узбекистана в Париже не имеют никакого права от имени Правительства Узбекистана обещать «…когда будет назначен день, тогда с нами сядут за стол переговоров» - это наглая ложь.

Мирзияев был с правительственным визитом в Париже 9 октября, на вашем сайте написано, что госпожа Атаева до сих пор (до 6 ноября) не передала своих требований властям Узбекистана. Если власти Узбекистана вели переговоры с командой Атаевой, она должна была вам предоставить доказательства.

Если представители посольства Узбекистана вышли на связь с людьми Атаевой, разве журналисты радио BBC и Фергана.ру которые с удовольствием рекламировали акции протеста, которые организовала госпожа Атаева стали бы молчать о предложении диалога? Конечно же они писали бы об этом. С участниками пикета никто не связывался, об этом написано в соцсетях достаточно.

В этом легко удостовериться, можете позвонить по номеру +33153300353 Посольства Узбекистана в Париже и поговорить с консулом Хамиджон Хошимовым. У него имеется список активистов гражданского Общества Узбекистана, живущих в западных странах, которых правительство Узбекистана готово принять в Узбекистане для диалога, или принять их в стране на постоянное жительство в Узбекистане.

Если Правительство ведёт диалог с командой Атаевой, в списке должны были быть их фамилии тоже.

Вы сможете получить достаточно информации по поводу конструктивного диалога, наших действиях, о реабилитации жертв политических насилий, репрессии и о создании специальной комиссии опубликованных материалов в сайте нашей организации и сайтах наших партнеров.

Мутабар Таджибаева

Президент МПО "Клуб пламенных сердец"

11.12.2018 год

 
www.000webhost.com